Рынок углеводородов не только играет важнейшую роль в экономике, но и определяет основные принципы мировой политики. Зачастую именно энергоносители дают толчок к развитию целых регионов и направлений бизнеса. В нашем проекте «ТЭК 360» мы рассмотрим ключевые тренды отрасли, перспективы ее развития, влияние на другие сферы экономик.
Тема
месяца
Российский газ

Газовозы и газопроводы — союзники или конкуренты?

Порой перевозку сжиженного природного газа и прокачку его по трубопроводам противопоставляют. Однако мировой, в том числе и российский, опыт показывает — трубопроводы и транспортировка СПГ не конкуренты, а партнеры. Только нужно четко понимать, где какой метод наиболее приемлем и экономически выгоден.

Сжиженный природный газ занимает объем в 600 раз меньший, чем газообразный, при атмосферном давлении. Эта жидкость в два раза легче воды. Но, чтобы природный газ перевести из газообразного состояния в жидкое, его надо охладить до минус 160 градусов. Разумеется, перед этим его нужно очистить от примесей.

Охлаждение газа до такой температуры требует больших затрат энергии — технология сжижения связана с последовательным сжатием и резким расширением газа, в результате чего его температура понижается и он не начнет выпадать в виде росы. Таким образом, на этот процесс уходит примерно 25% всей энергии, заключенной в газе, то есть, если у нас есть 1000 кубометров газа при нормальном давлении, то 250 кубов мы потратим на то, чтобы оставшиеся 750 сделать жидкими.

Это означает, что СПГ в любом случае стоит примерно на четверть дороже, чем газ, который идет по трубам. Да, перекачка тоже стоит денег, но денег стоит и превращение СПГ обратно в газообразную форму, чтобы отправить его потребителям. К тому же надо учесть потери при хранении и транспортировке, чего нет при трубопроводной передаче.

Но почему тогда существует и развивается такой сложный способ транспортировки? Дело в том, что месторождения газа далеко не всегда располагаются достаточно близко к потребителям. Пример Нидерландов, где расположено очень крупное газовое месторождение Гронинген, — скорее тот самый случай, когда исключения подтверждают общее правило.

Например, одним из крупнейших поставщиков СПГ является Катар, а потребителями его газа — Китай, Япония, Индия, страны Азиатско-Тихоокеанского региона (АТР). Япония сегодня на сто процентов зависит от сжиженного газа. Можно ли представить себе трубопровод от Катара до Японии? Очень сложно.

Специалисты считают, что чем дальше находится источник газа, тем больше уравниваются транспортировка по трубам и в сжиженном виде. Современные газовозы на маршрутах длиной 2,5–3 тысячи км могут конкурировать с доставкой газа по трубам. Тем более что в мире есть маршруты, где прокладка трубопроводов крайне опасна в связи с возможностью их умышленного повреждения.

Но газовозы — это доставка газа по морю. А потребители могут жить в отдалении от берегов, также в отдалении могут находиться и месторождения газа. А это значит, что выстраивается транспортная цепочка: месторождение — магистральный трубопровод — СПГ-танкеры (магистральный и местный трубопроводы) — потребитель. И здесь уже нет никакой конкуренции — каждый элемент цепочки важен и должен быть оптимизирован под возможности соседнего звена.

Здесь нужно учесть, что СПГ-танкер может принять жидкий газ только на специальном терминале, и выгрузить его он тоже может только на специальном терминале, который произведет регазификацию полученного СПГ. Это ограничивает возможности СПГ-перевозки, и этим она кардинально отличается от перевозки нефти.

Примером такого комплексного решения, объединяющего плюсы каждого из типов транспортировки является газотранспортная система на острове Сахалин. Месторождения газа находятся на шельфе острова в его северной части. Инженерно-геологические условия там далеко не самые лучшие, чтобы строить завод по сжижению природного газа, да и место для терминала СПГ далеко не самое удобное. Поэтому север острова связан магистральным газопроводом с его югом, где в Анивском заливе стоит и завод по сжижению газа и СПГ-терминал. Кстати, для СПГ-танкера, идущего из Японии, путь сокращается более чем на 1000 километров.

Аналогичная система существует и в Европе: такие страны, как Испания, Португалия, Франция, Италия и Греция, имеют развитую систему приема СПГ. При этом Испания имеет магистральные газопроводы, связывающие ее с Францией. И хотя испанцы получают 60% газа в виде СПГ, они имеют также и трубопроводы из Алжира, который является для Испании важным поставщиком газа.

В России уместно взглянуть на проект газопровода «Сила Сибири», который по плану должен доставлять природный газ из месторождений севернее Байкала в Приамурье, откуда он пойдет на экспорт в Китай. Далее газопровод сольется с магистралью Сахалин — Приморье, где во Владивостоке будет работать СПГ-завод, откуда сжиженный газ пойдет потребителям Японии и, возможно, в другие страны АТР. Это пример диверсификации потребителей, которая очень важна поставщикам, не в меньшей степени, чем потребителям важна диверсификация поставщиков.

Например, в то время как Евросоюз ищет все новые пути поставок газа, Россия планирует строительство новых СПГ-заводов: в Ленинградской области, а также у полуострова Ямал. Они также будут своего рода продолжением уже существующих или строящихся магистральных газопроводов. Продажа сжиженного газа позволит выйти на новые рынки в Европе и за ее пределами.

Таким образом, магистральные трубопроводы и транспорт СПГ могут быть необходимыми элементами одной системы добычи и доставки потребителям природного газа. В конечном счете гармонизация доставки приведет к снижению цены для потребителей и соответственно к росту популярности этого энергоносителя.