Рынок углеводородов не только играет важнейшую роль в экономике, но и определяет основные принципы мировой политики. Зачастую именно энергоносители дают толчок к развитию целых регионов и направлений бизнеса. В нашем проекте «ТЭК 360» мы рассмотрим ключевые тренды отрасли, перспективы ее развития, влияние на другие сферы экономик.
Тема
месяца
Трубопроводы: новый взгляд

Перспективы развития трубопроводного транспорта

В России трубопроводный транспорт — одна из ключевых составляющих национального благосостояния. Почти половина федерального бюджета обеспечивается за счет поступлений от добычи и экспорта углеводородов, основным способом доставки которых являются трубопроводы.

Россия была пионером в конструировании и строительстве сложных систем перекачки нефти и газа еще во времена империи, а своего расцвета трубопроводный транспорт достиг в 60-80-е годы прошлого века, когда Советский Союз начал активное освоение сибирских запасов и построил такие экспортные системы, как нефтепровод «Дружба», и газовые магистрали, идущие через всю страну и государства Восточной Европы. В 90-е трубопроводный транспорт практически не развивался, новый этап начался только в нулевые. Газопровод «Голубой поток», Балтийская трубопроводная система (БТС), система Восточная Сибирь — Тихий океан (ВСТО) стали настоящим прорывом для нефтегазовой отрасли и всей российской экономики.

Сегодня перспективы у трубопроводного транспорта надежные. По крайней мере, на ближайшие несколько лет. «Транснефть», управляющая системой нефтепроводов, приняла программу развития до 2020 года. В ее рамках предполагается построить несколько крупных магистральных нефтепроводов, нефтепродуктопроводов и трубопроводных систем: Заполярье — Пурпе (протяженностью 485 км), Куюмба — Тайшет (700 км), продуктопровод «Юг» на участке Волгоград — Новороссийск (648 км) и т. д. Кроме того, предполагается расширение ВСТО.

Президент «Транснефти» Николай Токарев в декабре прошлого года сообщил, что в 2017 году компания доведет мощность первой очереди трубопроводной системы ВСТО-1 до 70 млн тонн нефти в год. Мощность ВСТО-2 к этому времени будет составлять 39 млн тонн в год. Уже к концу 2019 года мощность системы ВСТО достигнет 80 млн тонн, подчеркнул Николай Токарев. Новым проектом для компании может стать строительство отвода от нефтепроводной системы Восточная Сибирь — Тихий океан на Комсомольский НПЗ «Роснефти». Сейчас этот вопрос находится в финальной стадии согласования. По словам Николая Токарева, компания не планирует сокращать свою инвестпрограмму. Он напомнил, что ее объем составил более 500 млрд рублей, а программы техперевооружения ¾ более 1,4 трлн рублей.

Пожалуй, более амбициозные планы на ближайшую пятилетку у «Газпрома». Они связаны с созданием мощностей по поставке газа в Китай. Строительство газопровода «Сила Сибири» уже началось. «Сила Сибири» станет общей газотранспортной системой для Иркутского и Якутского центров газодобычи и будет транспортировать газ этих центров через Хабаровск до Владивостока и далее в КНР. На первом этапе будет построен магистральный газопровод Якутия — Хабаровск — Владивосток, на втором этапе Иркутский центр будет соединен газопроводом с Якутским центром. Мощность «Силы Сибири» составит 61 млрд кубометров газа в год. Заключенное в мае 2014 года соглашение с Китаем предусматривает ежегодную поставку 38 млрд кубометров в течение 30 лет. У «Газпрома» есть еще один перспективный проект поставок газа в Поднебесную — это так называемый «западный маршрут», или газопровод «Алтай». Его мощность может быть чуть меньше — 30 млрд кубометров.

В декабре прошлого года совет директоров «Газпрома» утвердил инвестпрограмму на 2015 год. Общий объем освоения инвестиций составит 840,35 млрд рублей. При этом объем капитальных вложений — 733,13 млрд рублей, из них расходы на капитальное строительство — 733,09 млрд рублей (еще 0,033 млрд рублей пойдут на приобретение в собственность внеоборотных активов). С учетом подписанного с китайцами предварительного соглашения о поставках газа по «западному маршруту» в бюджете предусмотрены расходы на проведение предынвестиционных исследований по проекту «Алтай».

Еще один важнейший для «Газпрома» проект — система «Южный коридор». Ранее предполагалось, что она продолжится газопроводом «Южный поток», который пойдет по дну Черного моря в Болгарию и далее в страны Южной Европы. Но из-за того, что России не удалось вывести проект из-под действия Третьего энергопакета Евросоюза, предусматривающего разделение функций добычи и транспортировки газа и обязательное резервирование мощностей в трубе под «чужой» газ, «Газпром» решил в конце прошлого года перенаправить газовый поток в Турцию. Там на границе с Грецией предполагается построить газовый хаб, откуда голубое топливо должно будет распределяться по странам-потребителям. При этом российская компания не собирается продлять контракт на транзит газа с Украиной, который истекает в 2019 году. Это значит, что 60 млрд кубометров пойдут в Турцию (такова предполагаемая мощность «Турецкого потока»), а еще примерно 40 млрд будут перераспределены по другим системам: Ямал — Европа (идет через Белоруссию) и «Северный поток», проложенный по дну Балтийского моря.

Насколько жизнеспособной окажется такая конфигурация, покажет время. Пока тот же «Северный поток» сталкивается с Третьим энергопакетом. Он упирается в газопровод OPAL, который стоит полупустой, но «Гапрому» его заполнить не дают. «Это не поддается объяснению в рамках партнерской логики и выглядит как дискриминация инвестора по политическим мотивам», — сказал недавно председатель совета директоров «Газпрома» Виктор Зубков. По данным информагентств, «Газпром» пока отказался от идеи строить новые ветки «Северного потока» с тем, чтобы увеличить пропускную способность с нынешних 55 млрд кубометров.

Несмотря на разногласия с ЕС и не до конца понятные перспективы турецкого маршрута, «Газпром» продолжает строительство «Южного коридора» на российской территории. Компания отмечает, что эта система газопроводов позволит направить в регионы центральной и южной части России дополнительные объемы природного газа для развития промышленности, коммунального хозяйства, увеличения темпов газификации.

Есть проекты и на более отдаленную перспективу. Так, активно обсуждается идея строительства газопровода с Сахалина в Японию. Стороны перекидывают друг другу мяч и отдают инициативу, но очевидно, что в условиях, когда Япония остановила свои атомные электростанции, стране нужен постоянный приток газа, причем желательно более дешевого, чем СПГ, который сейчас покупает страна. Не менее интересен проект строительства газопровода в Южную Корею. Здесь главным препятствием является маршрут, ведь наиболее эффективным является путь через Северную Корею. Но это крайне ненадежный партнер и рисковать многомиллиардными вложениями пока никто не хочет. Кроме того, «Газпром» расширяет и внутрироссийские газотранспортные системы, осуществляя программу газификации в регионах. Газовая компания и «Транснефть» вместе с добывающими предприятиями будут вынуждены также активно строить системы трубопроводов, соединяющих новые месторождения и центры добычи, в том числе на шельфе северных морей.

Такое «громадье планов» позволяет с оптимизмом смотреть в будущее и другим отраслям российской промышленности, прежде всего трубникам. Группа ЧТПЗ и другие российские трубные компании освоили самые сложные виды продукции и в состоянии удовлетворить запросы и «Газпрома», и «Транснефти». Так, 25 декабря 2014 года «Газпром» и ведущие российские производители труб (группа ЧТПЗ, ОМК, «Северсталь», ТМК) подписали программы научно-технического сотрудничества.Программы предусматривают, например, освоение производства труб с повышенной хладостойкостью, с тепловой изоляцией, с высокогерметичными резьбами, а также труб для морской добычи газа и для эксплуатации в агрессивных средах. В общем, работы хватит на годы вперед.