Рынок углеводородов не только играет важнейшую роль в экономике, но и определяет основные принципы мировой политики. Зачастую именно энергоносители дают толчок к развитию целых регионов и направлений бизнеса. В нашем проекте «ТЭК 360» мы рассмотрим ключевые тренды отрасли, перспективы ее развития, влияние на другие сферы экономик.
Тема
месяца
Добыча в экстремальных условиях

Политические риски и добыча на севере

Добыча в Арктике — экстремальное занятие по множеству причин. Тут, конечно, и климат, и сложные геологические условия, и неопределенность границ, и недоверие стран-соседей. В последнее время экстрима добавили санкции, из-за которых Россия не может использовать западное оборудование.

Американский нефтяной гигант ExxonMobil надеялся пополнить свою ресурсную базу за счет совместных проектов с «Роснефтью» в Арктике. Но из-за введенных в августе  сентябре этого года антироссийских санкций компания вынуждена была свернуть свое участие. Это вдвойне обидно, ведь в октябре после разведочного бурения в Карском море было открыто месторождение с запасами около 1 миллиарда баррелей, получившее символичное название «Победа». Exxon был вынужден вернуть в Норвегию работавшую в Карском море платформу West Alpha, арендованную до 2020 года у компании North Atlantic Drilling Ltd. (NADL). Пока применения ей не найдено, доступ к арктическим ресурсам закрыт.

Но из-за политического форс-мажора проиграли обе стороны. У «Роснефти» ситуация еще более сложная. Собственных технологий, оборудования и средств госкомпании не хватит, чтобы в одиночку вытянуть арктический проект. Помимо разрыва с Exxon, компания была вынуждена заморозить сделки с норвежскими NADL и Seadrill стоимостью $4,25 млрд, которые дали бы ей доступ к оффшорным установкам, позволяющим работать на шельфе северных морей. Сейчас идет активный поиск новых партнеров. В ноябре министр природных ресурсов и экологии России Сергей Донской сообщил, что «Роснефть» до конца года представит план, «как они собираются дальше развивать этот проект». По словам министра, интерес есть со стороны Китая. Ранее глава «Роснефти» Игорь Сечин говорил, что готов работать «со всеми». Замминистра природных ресурсов и экологии РФ Денис Храмов утверждает, что объемы геологоразведки в Арктике сокращаться не будут, а замминистра энергетики РФ Кирилл Молодцов говорит, что санкции не повлияют на планы страны по развитию добычи на шельфе.

Но стоит признать, что санкции так или иначе внесут существенные коррективы в российские арктические программы. При этом и до введения санкций процесс освоения Арктики шел далеко не семимильными шагами по причинам, лежащим скорее в области все той же политики, чем в сфере технологий или экологии. Западная пресса уже не один год пестрит заголовками: «Холодная война Путина в Арктике», «Россия: прыжок на Северный полюс», «Российские войска в Арктике» и тому подобное. Главные поводы для волнения — это претензии на новые участки шельфа и резко возросшая активность Министерства обороны РФ, которое уже в этом году начало обустраивать стационарные базы в северных широтах.

Десятилетия Арктика была интересна в основном ученым и любителям экстремальных путешествий. Герои рвались к Северному полюсу на кораблях, самолетах, собачьих упряжках, лыжах. Дорога была трудной и многим стоила жизни, но победители вписывали свои имена в историю. Во второй половине прошлого века время героев прошло и полярные экспедиции стали чем-то обыденным. Но абсолютно недружелюбные к человеку природные условия не давали возможности масштабного освоения региона (пожалуй, кроме СССР, он тогда был особо никому и не нужен). Формально Арктика оказалась поделена на пять секторов ответственности между США, Россией, Норвегией, Канадой и Данией, но точные границы определены не были.

Все начало меняться после того, как стремительно начали таять льды, а разведанные запасы углеводородов стали сокращаться. И тут оказалось, что Арктика — один из самых богатых сырьем участков планеты. Но у региона де-факто статус «ничейной земли», работать легально можно только на шельфе каждой из восьми арктических стран в пределах национальной 200-мильной экономической зоны. А как вести разведку и добычу за ее пределами, пока непонятно.

Россия, так же как и некоторые другие страны, в последние годы активно ведет работу над тем, чтобы прирастить свою территорию за счет расширения границ внешнего континентального шельфа в Арктике. Научные экспедиции собрали массу данных, и уже в 2015 году, по словам Сергея Донского, РФ подаст заявку в комиссию по границам континентального шельфа ООН. «Одобрение российской заявки закрепит за Россией суверенные права на дополнительную территорию площадью 1,2 млн кв. км в Северном Ледовитом океане. Это позволит также прирастить прогноз на углеводородные ресурсы на 5 млрд тонн условного топлива», — сказал министр.

Естественно, что стремление России оседлать подводный хребет Ломоносова и прибрать к рукам огромный кусок шельфа вызывает категорическое неприятие со стороны других арктических игроков. Отсюда и постоянные обвинения в адрес Кремля в агрессивности и экспансионизме. Но проблема отсутствия четких границ не дает противникам России юридических рычагов давления. В сентябре 1996 года по инициативе Финляндии был создан Арктический совет, в который вошли восемь стран: Канада, Дания, Финляндия, Исландия, Норвегия, Россия, Швеция и США. Изначально перед Советом политических задач не ставилось, но со временем оказалось, что это чуть ли не единственная международная площадка, где страны могут обсуждать проблемы Арктики. Впрочем, пока все, чего удалось добиться Совету, это подписание двух соглашений о сотрудничестве: первое — об авиационном и морском поиске и спасении, второе — о готовности и реагировании на загрязнение моря нефтью.

В 2008 году пятью арктическими государствами (США, Россией, Норвегией, Канадой и Данией) подписана декларация, ключевой пункт которой состоит в том, что возможные пересекающиеся требования в Арктике между этими странами должны решаться путем переговоров на основе существующей международной правовой базы, главным элементом которой является конвенция ООН по морскому праву 1982 года.

В арктическую гонку включились и страны Азиатско-Тихоокеанского региона (АТР): Китай, Япония и др. Для них север интересен не только как сырьевая база, но и как короткий торговый путь в Европу и США. Глобальное потепление делает знаменитый Северный морской путь все более простым, а контролирует его пока Россия. В Арктическом совете ключевые страны АТР (Индия, Китай, Южная Корея и Япония), а также Италия добились статуса наблюдателей. В соперничество за Арктику, таким образом, включается все больше стран.