Рынок углеводородов не только играет важнейшую роль в экономике, но и определяет основные принципы мировой политики. Зачастую именно энергоносители дают толчок к развитию целых регионов и направлений бизнеса. В нашем проекте «ТЭК 360» мы рассмотрим ключевые тренды отрасли, перспективы ее развития, влияние на другие сферы экономик.
Тема
месяца
Россия на азиатских рынках
Цитата
Сегодня Азия — самый интересный рынок
МЕДВЕДЕВ Александр,
заместитель председателя правления «Газпрома»

География и политика мешают развитию трубопроводных систем в странах АТР?

Россия, Европа или Северная Америка опутаны сетью трубопроводов. По ним прокачиваются нефть, газ, продукты переработки углеводородов. Но в странах Азиатско-Тихоокеанского региона (АТР) ситуация совершенно иная. Крупнейшие потребители энергоносителей, такие как Япония или Южная Корея, имеют слабо развитую трубопроводную инфраструктуру. Как правило, это сети, соединяющие порты или месторождения углеводородов с перерабатывающими сырье предприятиями или генерирующими электроэнергию мощностями. Ни о какой тотальной газификации, ни о каких магистралях длиной в несколько тысяч километров по российскому типу речи и быть не может. 

В силу географических особенностей (многие государства располагаются на островах) протяженность нефте- или газопроводов небольшая. Кроме того, запасы углеводородов неравномерно распределены по странам, поэтому многие (например, Япония) практически все свои потребности в энергоносителях закрывают за счет импорта, который осуществляется танкерами по морю. Слабая развитость трубопроводного транспорта объясняется и отставанием многих стран региона в промышленном развитии от государств «золотого миллиарда».

Но есть и исключения. Австралия, Индия и, конечно, Китай, обладающий огромной территорией, постоянно растущей промышленностью и автопарком, который увеличивается невероятными темпами. На Поднебесную по состоянию на 2011 год приходилось примерно 40% протяженности всех видов трубопроводов (нефтепроводов, газопроводов и продуктопроводов), или 82 000 км. Второе место занимала Австралия (18%), далее шли Индия (14%), Индонезия (9%) и Пакистан (6%). В Китае общая протяженность инфраструктуры по транспорту природного газа составляла 48 200 км (около 55% всей трубопроводной системы страны), длина нефтепроводов — около 22 000 км (25%), продуктопроводов — 18 000 км (20%). Но, что характерно, из-за большой территории плотность сети магистральных трубопроводов в Китае в несколько раз ниже, чем в Японии, Южной Корее и Малайзии.

Первые магистральные трубопроводы начали строиться в Китае в 70-х годах прошлого века, с началом освоения нефтегазовых бассейнов Сычуань и Ордос. В 1973-м было создано Китайское главное нефтегазопроводное управление, которое сейчас является дочерней структурой национального гиганта CNPC (Китайской национальной нефтяной корпорации). Именно CNPC сегодня принадлежит три четверти всех китайских трубопроводов. Остальное делят между собой еще две госкомпании — Sinopec и CNOOC. Стоит отметить, что в первом десятилетии нового века Китай строил трубопроводы ударными темпами: с 2000 по 2011 год их протяженность увеличилась в три раза. Были введены, в частности, две транскитайские газовые магистрали Запад — Восток. Главная задача большинства проектов — снабдить энергоносителями промышленно развитые районы страны, расположенные на побережье. Для Поднебесной все более актуальным становится необходимость наращивания потребления газа, поскольку до сих пор тепло- и электроэнергия вырабатывается преимущественно на угольных ТЭС, что крайне осложняет экологическую обстановку в крупных городах.

И в КНР, и в других странах региона в последние годы развитие сетей связано с увеличением потребления сжиженного природного газа (СПГ). Австралия, Малайзия и Индонезия, обладающие богатыми запасами газа, стали ключевыми экспортерами СПГ на глобальном рынке, а Япония, Южная Корея и Китай — главными потребителями сжиженного «голубого топлива». Китай, кроме того, реализовал еще и несколько международных трубопроводных проектов, чтобы импортировать ресурсы из других стран. Были построены нефтепровод из Казахстана Атасу — Алашанькоу, газопровод Центральная Азия — Китай, который проходит по территории Туркменистана, Узбекистана и Казахстана, а также ответвление от российской нефтепроводной системы Восточная Сибирь — Тихий океан. После подписания весной этого года «Газпромом» и CNPC тридцатилетнего контракта на поставку 38 млрд кубометров газа в год начато строительство газопровода «Сила Сибири», который будет подключен к новой магистральной линии с китайской стороны.

Впрочем, другие страны также пытаются реализовать международные трубопроводные проекты. Но каждый раз в дело вмешивается политика. Южная Корея периодически обсуждает с Россией возможность строительства газопровода. Много лет существует проект транскорейской магистрали, но, поскольку он предполагает прохождение трубы через территорию Северной Кореи, вероятнее всего, этому плану сбыться не суждено. После подписания газового контракта между Россией и Китаем появилась идея подключить Южную Корею к этому проекту, но пока это только разговоры, ведь корейцы будут зависеть от КНР, что не слишком «красиво» с политической точки зрения. Кстати, желание подключиться к российско-китайской трубе высказала и Индия. Но здесь также вопросов больше, чем ответов.

Япония в этом году вновь поднимала вопрос о строительства газовой трубы длиной 1350 км, с Сахалина до Хоккайдо. Стоимость газопровода оценивается в $5,9 млрд, срок строительства может составить пять лет. Российская сторона пока не хочет заниматься этим проектом. «Мы проанализировали несколько вариантов маршрутов, и по всем получен один и тот же ответ: прокладка трубопровода до Японии ни технически, ни экономически не целесообразна. Поэтому вопрос снят — в Японию будет поставляться сжиженный газ», — пояснял в свое время позицию «Газпрома» глава компании Алексей Миллер. После введения санкций по отношению к России наверняка и сама Япония вскоре забудет про эту трубу.

Не меньше политических проблем испытывает и еще один транснациональный газопровод: Туркменистан — Афганистан — Индия — Пакистан (ТАПИ). В 2010 году главы этих стран подписали соглашение по проекту. Но строительство так и не началось, несмотря на все усилия Ашхабада и западных посредников. Во-первых, нет гарантий сохранности трубы на территории Афганистана, во-вторых, Индия и Пакистан остаются политическими противниками, в-третьих, реального финансирования у ТАПИ пока нет. Сейчас предполагается начать строительство в 2015 году, но произойдет ли это, неизвестно. Пакистан пытается получить газ еще из Ирана. Для этого планировалось построить газопровод «Мир», но из-за санкций в отношении исламской республики проект завис. Сейчас Исламабад и Тегеран обсуждают новую схему с поставкой иранского газа на заводы по производству СПГ в Омане, а оттуда СПГ уже будет переправляться в Пакистан. Но и это пока только предмет дискуссий. В общем, перспектив у трубопроводных систем стран АТР много, но политические противоречия зачастую непреодолимы.