Рынок углеводородов не только играет важнейшую роль в экономике, но и определяет основные принципы мировой политики. Зачастую именно энергоносители дают толчок к развитию целых регионов и направлений бизнеса. В нашем проекте «ТЭК 360» мы рассмотрим ключевые тренды отрасли, перспективы ее развития, влияние на другие сферы экономик.
Тема
месяца
Российский ТЭК и мир

Российская сланцевая нефть: иностранный опыт для сибирских месторождений

Несмотря на надежды, связанные с развитием возобновляемой энергетики, еще долгие десятилетия основой нашей энергетической пирамиды будет углеводородное топливо. Потому задача обеспечения его добычи стоит остро как никогда, ведь самые легкие пути уже пройдены. Наступило время новых решений и мобилизации всего опыта прошлых лет. 

Нефть на Земле еще не кончилась, но нужно понимать, что легких месторождений, которые только ждали своих первооткрывателей, уже не будет. Тем не менее, наша цивилизация как никогда нуждается в стабильных поставках углеводородов. Поэтому продолжается неустанный поиск новых месторождений и новых решений для старых промыслов. 

Это важно для всех нефтегазодобывающих стран, и, разумеется, это важно для России. Прошло уже полвека после того, как забили фонтаны нефти Западной Сибири. Западносибирская нефть сделала Россию одним из крупнейших ее экспортеров. Но для того, чтобы быть лидером завтра, нужно уже сегодня подготовить для этого основу, то есть разведать новые месторождения.

Нефтегазоразведчики всегда и везде внимательно следили за успехами и неудачами своих коллег — мировой рынок предполагает и глобальную конкуренцию. С другой стороны, именно в этой области наблюдается весьма плодотворная кооперация и обмен опытом. Например, еще в середине 70-х годов прошлого века советские специалисты задались вопросом «А что дальше?» после ошеломляющих открытий в Западной Сибири. Они обратили внимание на активное введение в эксплуатацию месторождений на шельфе Северного моря и Мексиканского залива. И уже в конце 70-х годов начались изыскательские работы на Дальнем Востоке, близ острова Сахалин и в Арктике — в Печорском, Баренцевом и Карском морях, в том числе в рамках международной кооперации. 

Именно с шельфом долгое время и в Советском Союзе, и в России были связаны основные надежды на нефть и газ XXI века. Тем более что сахалинские проекты, объединив усилия компаний многих стран, успешно работают, начала функционировать платформа в Печорском море, в сентябре 2014 года была успешно пробурена разведочная скважина в Карском море, которая дала нефть высокого качества, что подтвердило прогнозы российских и американских геологов.

Но кроме шельфа у России есть еще как минимум два резерва, о которых говорят гораздо реже, но которые могут оказаться весьма актуальными в современных условиях. Речь идет о российской сланцевой нефти и ее остатках в старых месторождениях. Применение международного опыта для этих залежей обещает не только сохранение существующего уровня добычи, но и возможный его рост. 

Так называемые сланцевая нефть и сланцевый газ, то есть углеводороды, распределенные в плотных породах, таких как сланцы, не являются новинкой. Еще в 1821 году американский оружейник Уильям Харт пробурил вблизи городка Фридония в штате Нью-Йорк скважину в сланцах глубиной 21 метр специально для получения природного газа. Однако он же обнаружил, что источник, достаточно изобильный в первый момент, иссякает очень быстро. Интерес к углеводородам из сланцевых толщ пропал почти на два столетия, до начала текущего века, когда применение технологии гидроразрыва пласта и направленного горизонтального бурения совершило «сланцевую революцию» в США. 

В России имеется грандиозная нефтесодержащая формация, известная как Баженовская свита. Это набор горных пластов примерно одного возраста и происхождения, который располагается на глубине 2–3 километров на гигантской территории той же Западной Сибири — от Уральских гор на западе до плато Путорана на востоке, распространяясь даже на шельф Карского моря. Это наследие древнего океана, существовавшего на заре Юрского периода. Площадь, которую занимает эта свита, составляет более 1 млн кв. километров. По оценкам различных экспертных компаний (как российских, так и зарубежных), она может содержать более триллиона баррелей нефти, однако по поводу объема технически извлекаемых запасов существует огромный разброс в оценках. 

Причина в известной загадочности Баженовской свиты, которая отличается от иных залежей своей малой предсказуемостью. Ведь разбуривание этой свиты началось достаточно давно — еще в 1966 году, когда с целью изучения потенциальной нефтеносности юрских отложений начались работы в районе Салыма. Пробуренные скважины давали незначительные нефтяные дебиты — порядка двух десятков кубометров в сутки. Однако в 1968 году близ поселка Горноправдинска на скважине 12-Р произошел мощных выброс нефти. Оценочный дебит скважины составил около 700 кубометров в сутки. Специалисты были удивлены тем, что фонтан возник буквально из толщи плотных глинистых пород. 

Для изучения этого явления было принято решение о бурении новой разведочной скважины, которая в 1969 году, дойдя до Баженовской свиты, дала фонтан с дебитом до 400 кубометров в сутки. Но менее чем через десять лет первоначальный оптимизм рассеялся — более чем в двух третях пробуренных затем скважин нефти не было или было очень мало. Оказалось, что эта свита совсем не похожа на привычные месторождения, где нефть может относительно легко фильтроваться в пределах ловушки. На фоне стабильного роста запасов обычной нефти интерес к сланцевой нефти Баженовской свиты пропал, ведь было трудно даже приблизительно оценить запасы. 

Однако, по счастью, Баженовская свита залегает там же, где и другие месторождения Западной Сибири, — в этом еще одна ее уникальность. Вы можете продолжать работу в том же регионе, но на других горизонтах. В конце 80-х годов ХХ века близ того же городка Салыма были найдены другие месторождения нефти, залегающие выше, чем Баженовская свита. В 1996 году для разработки этих месторождений была создана компания «Салым Петролеум Девелопмент» (SPD) как совместное предприятие корпорации Shell и российских партнеров. Компания взялась за работу, объединив опыт своих акционеров. И, хотя первоначально работа по сланцевой нефти не ставилась целью SPD, пройти мимо «загадки Баженовской свиты» они никак не могли. 

Примерно в эти же годы американские специалисты начали работать над вскрытием нефтеносной сланцевой формации Баккен в штате Монтана. Сходство двух формаций заключается в том, что в обоих случаях в пластах растет давление в связи с процессом преобразования исходного органического материала в нефть. Но в Баккене существуют прослои доломитов и песчаников, бурение и гидроразрыв в которых позволяет освободить «запертую» нефть. В Баженовской свите нужен иной подход — здесь нужен геофизический поиск естественных высокопродуктивных зон, в которых уже и применять такие методы, как гидроразрыв пласта. Поэтому копировать американский опыт в Западной Сибири нельзя, но применять технологию и новые методики можно. 

Но есть и еще один подход, который может оказаться очень востребованным в текущем столетии, — это методы повышения нефтеотдачи месторождений. К сожалению, при использовании естественной энергии пласта на поверхность можно поднять максимум треть от залегающей в нем нефти. Поэтому необходимо использовать как методы повышения давления в пласте путем закачивания в него воды или газа, так и более современные методы, включая использование специальных реагентов. 

В настоящее время российские нефтяники начинают внедрять опыт зарубежных коллег, применяемый на месторождениях Канады, Китая, Омана и других стран. В сочетании с методом гидроразрыва пластов это позволит увеличить коэффициент нефтеотдачи до 50–60%.

Нетрудно заметить, что в случае с разработкой шельфа требуется создание как самих платформ, так и развитой береговой структуры, причем в условиях сложного арктического климата. В свою очередь разработка Баженовской свиты, а также симуляция уже существующих месторождений происходит там, где уже давно существует вся производственная и социальная инфраструктура, что позволит обеспечить работой население Западной Сибири еще на многие годы вперед, а страну — стабильным источником дохода и основой ее энергетической независимости.