Рынок углеводородов не только играет важнейшую роль в экономике, но и определяет основные принципы мировой политики. Зачастую именно энергоносители дают толчок к развитию целых регионов и направлений бизнеса. В нашем проекте «ТЭК 360» мы рассмотрим ключевые тренды отрасли, перспективы ее развития, влияние на другие сферы экономик.
Тема
месяца
Российский ТЭК и мир

Как Россия нефтью торговала: от экспортера к импортеру и обратно

Сегодня Россия является одним из мировых лидеров по добыче нефти и газа и их экспорту. Однако развитие экспортного потенциала страны переживало периоды роста и спада. Эти исторические уроки требуют внимательного изучения, что бы избежать проблем в будущем, и обеспечить устойчивое развитие отрасли в XXI веке. 

Так сложилось, что во второй половине XIX века в мире было два главных центра добычи нефти — это регионы Пенсильвании в США и Баку в Российской империи. Главным продуктом нефтяной промышленности был осветительный керосин, а главными техническими средствами, потреблявшими его, — керосиновая лампа и печка-керосинка. 

В начале «нефтяного века» американские промыслы давали больше нефти, чем бакинские. Техническое перевооружение бакинских промыслов, связанное с именами предпринимателей братьев Нобилей, инженеров Бари и Шухова, позволило значительно увеличить поставки нефти и керосина сначала на российский, а затем и на внешние рынки — в Европу и Азию. 

Примерно к 1898 году экспортные позиции российской нефти и продуктов из нее превзошли даже позиции американских конкурентов, но уже к 1902 году в России стал намечаться спад в нефтедобыче. В числе прочих причин было достаточно безразличное отношение царского правительства к геологоразведке — оно полагало, что это частное дело самих нефтяных компаний. 

При этом к началу ХХ века в США и ряде других стран геологоразведка стала восприниматься как одна из важных задач государства, стимулирующая конкурентные возможности национального бизнеса. В итоге к 1913 году положение в российской нефтяной промышленности было уже хуже, чем 11 годами ранее.

Большевики, взявшие власть в 1917 году, спустя три года разработали программу подъема нефтедобычи. Лидер большевиков, Владимир Ленин, ставил нефть по ее важности для страны наравне с продовольствием. Централизация, командное руководство и сосредоточенность на цели позволило уже в конце 1922 года снова начать экспортировать нефть, а спустя три года — вернуться к уровню добычи последнего мирного 1913-го года. 

В эти годы активно развивалось изобретательство — именно в Советской России был впервые создан турбобур. Развивалась система отраслевого образования. Усиленное финансирование геологоразведочных работ позволило найти новые месторождения в Волго-Уральской области. Фонтан у деревни Ишимбаево в 1932 году означал появление столь важного для страны «Второго Баку». Но вместо нового рывка нефтяная отрасль страны резко замедлила свое развитие. 

К 1938-39 году СССР стал больше импортировать высококачественных нефтепродуктов, прежде всего из США и резко сократил экспорт. Возникла удивительная ситуация — руководство страны постоянно говорило о необходимости роста нефтедобычи, но на практике явного прорыва не происходило. Спад продолжался очень долго — вплоть до конца 50-х годов. 

И российские, и зарубежные исследователи пытаются разобраться в природе этого феномена. Как оказалось, руководство страны может принимать самые прогрессивные решения в научно-технической области, но их вес может нивелироваться другими решениями — из идеологической сферы. В частности, огромное внимание с середины 30-х годов стали уделять угольной отрасли. Дело в том, что шахтеры считались «опорой рабочего класса», с ними было легче общаться партийной бюрократии. 

Великая Отечественная война привела к мобилизации сил, направленных на сохранение поставок столь необходимой стране нефти. Но, к сожалению, нефтяная промышленность по-прежнему развивалась достаточно медленно, а газовая, несмотря на строительство первых магистральных газопроводов Дашава-Киев и Саратов-Москва, находилась на окраине прогресса. 

В то же время в США все было совсем по-иному. Там бурно развивалась газовая промышленность, росли и поставки нефти, столь нужной стремительно растущему автопарку этой страны. В конечном счете, в связи с приходом «холодной войны», недостаток нефти был сочтен стратегически опасным для СССР, и в 1956 году были приняты новые решения, которые в корне изменили отношение к нефтегазовой отрасли. В 1959 году курс на развитие интенсивных поисков нефти и газа был утвержден в качестве одного из основных государственных приоритетов. 

Открытия нефти и газа в Западной Сибири в известной степени застали руководство СССР врасплох. Однако оно быстро сориентировалось, и увидело возможность энергетической поддержки своих партнеров из стран Восточной Европы, входивших в Совет Экономической Взаимопомощи. В то время это имело огромное политическое значение. 

Появились и новые возможности для экспорта нефти, однако рыночные условия были не очень удачны. 40-ые и 50-ые годы прошли под знаком «дешевой нефти» Ближнего Востока, добычу которой контролировали страны Европы и США. И тем не менее — информация об открытии сибирской нефти вызвала большой интерес на Западе — поскольку означало, что СССР может и далее поддерживать своих европейских союзников жидким топливом. 

К этому моменту СССР подошел к важному рубежу — руководству страны нужно было принять решение, как развивать страну далее. Вариантов было два — либо совершенствовать технологии, либо увеличивать торговлю сырьем. Применительно к ТЭК первый вариант предполагал развитие глубины переработки нефти, и экспорт готовых продуктов мирового класса, а так же полную газификацию страны, что облегчило бы и бытовые условия советских людей, и работу промышленности. Второй вариант практически означал экстенсивное развитие — бурить и качать больше, не заботясь о завтрашнем дне. 

Все решили события на Ближнем Востоке в 1973 году, когда цена на нефть взлетела многократно. Советское политическое руководство соблазнилось доходами от торговли сырой нефтью, а затем — и природным газом. К 1980 году экспорт нефти на порядок стал превышать объемы 1960 года. 

Ставка на закупку технологий способствовала падению уровня собственного производства. Возникла иллюзия, что можно не вкладывать средства в научно-технический прогресс, а покупать все, что нужно, за рубежом. 

В начале нового века также возник соблазн рассчитывать на постоянный поток нефтедолларов. Однако, как показали события последних лет, разумнее поступили те компании, которые не стали полагаться лишь на импорт, а стали развивать свое собственное производство — такие, как Челябинский трубопрокатный завод, запустивший в 2010 году уникальный цех белой металлургии «Высота 239», которые выпускает трубы для нефте- и газопроводов диаметром 1420 мм. Благодаря запуску этого производства российская топливно-энергетическая отрасль сейчас полностью обеспечена трубами большого диаметра, необходимость в импорте полностью для России отпала. Сравнительно низкие цены на сырье, возможно, будут способствовать очередному витку технологического переоснащения и остальных составляющих ТЭК: как это было в 1870-х или 1920-х годах. Что может разительно изменить структуру российского экспорта и взаимодействие с другими странами в том, что касается топлива.