Рынок углеводородов не только играет важнейшую роль в экономике, но и определяет основные принципы мировой политики. Зачастую именно энергоносители дают толчок к развитию целых регионов и направлений бизнеса. В нашем проекте «ТЭК 360» мы рассмотрим ключевые тренды отрасли, перспективы ее развития, влияние на другие сферы экономик.
Тема
месяца
Российские трубопроводы
Цитата
За 7 месяцев 2014 года объем поставок российской нефти в Китай через Казахстан составил 3,8 млн тонн, что соответствует 15% наших поставок в КНР в 2013 году
БЕЛОВА Мария,
старший аналитик направления «Мировая энергетика» Энергетического центра бизнес-школы «Сколково», кандидат экономических наук

Сила Сибири: прорыв на Восток

В конце августа Челябинский трубопрокатный завод отгрузил заказчику особенно крупную партию — 10 000 тонн труб диаметром 1420 мм. Для доставки такого во всех смыслах весомого груза использовались 280 специальных железнодорожных трубовозов. И с этой поставки по-настоящему началась реализация сделки года, а может, и десятилетия, — контракта на поставку в Китай российского газа стоимостью $400 млрд.

Газ пойдет по газопроводу «Сила Сибири», для которого и поставлена первая партия труб (еще примерно по столько же ЧТПЗ планирует отгрузить в сентябре и октябре). Экономика таких грандиозных проектов не сводится только к расчету «столько газа продали — столько денег получили». Они влекут за собой множество последствий, меняют облик регионов и стран.

Китай на данный момент — главный двигатель мировой экономики, и ему нужно топливо. Предполагается, что импорт газа в Китай превысит 150 млрд кубометров к 2020 году, а еще через 10 лет удвоится — до 300 млрд. То есть это рынок, который может превзойти европейский в среднесрочной перспективе. И желание заработать на нем очень логично. Тем более что Азиатско-Тихоокеанский регион (АТР) ближе ко многим перспективным месторождениям, и при наличии инфраструктуры поставлять газ с них было бы правильнее именно на Восток. Россия следовала этой логике давно. Ее Восточная газовая программа предполагала разработку Чаяндинского и Ковыктинского месторождений, а также создание газоперерабатывающего завода в Белогорске (Амурская область). Но эти планы были отложены в дальний ящик — на период около или после 2020 года — из-за отсутствия гарантированного спроса в АТР. И газовый контракт с Китаем наконец разморозит эти проекты. Главное действующее лицо с российской стороны, конечно, «Газпром», но теперь, когда понятны все параметры сбыта из Восточной Сибири, не только он начинает освоение региона. НОВАТЭК, «Роснефть» и ЛУКОЙЛ также хотят получить свою долю на рынках АТР. Сейчас они лоббируют вопрос о доступе к предполагаемому газопроводу «Сила Сибири», куда смогли бы поставлять до 25 млрд кубометров газа. Доступ к торговле сжиженным газом они себе уже выбили. И, например, НОВАТЭК планирует не позднее 2017 года запустить завод «Ямал СПГ» мощностью 16,5 млн тонн газа. «Роснефть» собирается строить завод мощностью 5–10 млн тонн на Сахалине.

Еще одна задача, которая решается с помощью «трубы в Китай» — это обеспечение наших, российских регионов топливом. Тянуть новые трубы на российский Дальний Восток экономически нецелесообразно, и это создает одно из инфраструктурных ограничений в развитии региона, который так нуждается в новых проектах и развитии экономики. «Сила Сибири» уравновесит энергетический баланс Хабаровска и Владивостока и создаст немало рабочих мест. Чего стоит один только завод по сжижению газа, который будет построен в 2018 году во Владивостоке: мощность — 15 млн тонн сжиженного природного газа (СПГ), стоимость — около $6,5 млрд. Он будет питать еще один важный рынок — японский. 

После отказа Японии от атомной генерации цены на СПГ, который стал основным топливом для страны, взлетели и сейчас вдвое превышают европейские. В 2013 году импорт СПГ в страну был рекордным и достиг почти 88 млн тонн. Стремясь удовлетворить этот спрос, «Газпром» планирует построить помимо завода во Владивостоке еще как минимум два производства: завод на Балтике мощностью 10 млн тонн (если в этом году будет принято окончательное инвестиционное решение на $9 млрд, он будет запущен в 2019 году) и расширение на 5 млн тонн мощности уже имеющегося на Сахалине завода. Рассматривается и другой способ поставок российского газа в Японию: Japan Pipeline Development & Operation намерена в 2014 году принять окончательное решение о постройке газопровода на 20 млрд кубометров, который соединит российский остров Сахалин с японским Хоккайдо. Если будет принято положительное заключение, то строительство стоимостью $6 млрд начнется в 2015 году.

До появления газового контракта титул «контракта десятилетия» принадлежал соглашению, заключенному в марте 2013 года между «Роснефтью» и китайской CNPC, которое предусматривает увеличение поставок нефти более чем до 30 млн тонн. Таким образом, за 25 лет компания дополнительно экспортирует 360 млн тонн нефти, сумма контракта оценивается в $270 млрд. Логичным продолжением стало заключение в конце 2013 года договора с китайской же Sinopec о продаже той 100 млн тонн нефти в ближайшие 10 лет. После подписания контрактов стало очевидно, что объемов нефтепровода Восточная Сибирь — Тихий океан (ВСТО) не хватает для их обеспечения и трубу придется расширять.

В настоящее время мощность ВСТО на участке до Сковородино, откуда построен отвод на Китай, составляет 50 млн тонн нефти в год, далее, до порта Козьмино, система может пропускать 30 млн тонн в год. Расширить систему до 58 млн тонн в год на участке Тайшет — Сковородино «Транснефть» рассчитывает уже в третьем квартале текущего года. Затем будет постепенно увеличена мощность отводов. После длительных споров между «Роснефтью» и владельцем трубопровода «Транснефтью» было решено увеличить пропускную способность экспортного отвода на Китай от ВСТО до 20 млн тонн в год с 2015 года и 30 млн тонн в год с 2018-го. Общий объем инвестиций в расширение ВСТО оценивается более чем в 170 млрд рублей.

Кроме того, «Роснефть», чтобы гарантировать дополнительные объемы поставок в Китай, договорилась с Казахстаном о прокачке российской нефти через территорию страны. Документ предполагает своповые поставки 7 млн тонн нефти в год начиная с 2014-го. Они пойдут на Павлодарский НПЗ в Казахстане, чтобы тот же объем казахского сырья пошел по нефтепроводу Атасу — Алашанькоу в Китай.

Вес азиатских стран в совокупном экспорте сырой нефти из России вырос с 2000 по 2010 год примерно с 1 до 15,2% и продолжает расти. Увеличивается и спрос со стороны потребителей. И покупатель здесь не только Китай. Так, доля российской нефти в японском импорте увеличилась с 5% в 2012 году до 7% в 2013-м. Специалисты Японской национальной корпорации по нефти, газу и металлам (JOGMEC) отмечают, что благодаря второй очереди ВСТО Россия может удвоить мощность по поставкам нефти в страну до 2018 года. 

Нефтяной рывок на Восток уже состоялся. Теперь дело за газом — труба в Китай позволит не только закрепиться на самом перспективном рынке, но и решить внутренние проблемы российских регионов, способствует развитию не только государственных гигантов, но и независимых производителей. Поставки газа по «Силе Сибири» начнутся через 4–6 лет, к этому времени «Газпрому» предстоит закончить свой самый крупный трубопроводный проект общей мощностью 61 млрд кубометров и стоимостью $55 млрд. В перспективе газовики надеются нарастить поставки на Восток до 150 млрд кубометров. Примерно столько мы сейчас продаем в Европу.